Удвоение МСП

Основной подход российских властей к развитию малого и среднего бизнеса — это изобретение все новых и новых мер поддержки, а не достижение конкретных целей. В итоге мы имеем огромное количество институтов, программ и инструментов поддержки (возможно, больше, чем в любой другой стране мира), которые имеют весьма невысокий КПД.

Для начала давайте признаем: сектор малого и среднего предпринимательства (МСП) в России никогда не играл роли локомотива экономического роста. Два важнейших показателя, которые позволяют измерить его вклад в национальную экономику, — это доли в суммарном обороте всех организаций и в общей численности занятого населения. Первый в России демонстрирует в последние годы устойчивую тенденцию к снижению, второй стабильно держится на очень низком уровне. По данным Росстата за 2015 год, доля МСП в общем обороте российских предприятий снизилась до 30,3%. При этом наблюдалось ухудшение большинства экономических показателей деятельности МСП: оборот организаций с учетом инфляции сократился на 9,8%, численность занятых — на 1,5%. Объем кредитования МСП по итогам 2015‑го снизился на 28% по сравнению с предыдущим — тоже не самым благополучным — годом. Качество кредитного портфеля МСП также ухудшается: за январь–февраль 2016 года доля просроченной задолженности выросла на 1 процентный пункт — до 14,8%.

Такая же плохая ситуация с достижением целевых значений по ключевым показателям эффективности (КПЭ) руководителей регионов по созданию благоприятных условий ведения предпринимательской деятельности: прирост количества субъектов МСП, их оборота, инвестиций в основной капитал и т. д.

Сильно сократилось количество субъектов РФ, в которых были достигнуты установленные параметры. Так, по итогам 2015 года целевого значения показателя по темпу прироста количества МСП не достигли 73 региона.

О чем говорят все эти цифры? О том, что поддержка МСП в нашей стране крайне неэффективна, притом что почти все передовые и хорошо зарекомендовавшие себя за рубежом инструменты развития этого сектора у нас воспроизведены и вроде бы функционируют. Могли бы мы добиваться более значимых результатов? Однозначно да. Достаточно посмотреть, как менялся в последние 5–10 лет вклад МСП в национальный ВВП в целом ряде стран — в Чили, Италии, Германии. Так, доля немецких малых и средних предприятий в ВВП возросла с 53,8% в 2012 году до 79% в 2014‑м. Малый бизнес в Германии превратился в один из наиболее активно развивающихся секторов экономики. Между тем Россия все это время тратила сотни миллиардов рублей на разнообразные меры поддержки, добиваясь исключительно отрицательных результатов с точки зрения макропоказателей.

На федеральном уровне сейчас, как и всегда, что-то меняют, оптимизируют, улучшают, но на динамике ключевых показателей это никак не отражается. Планов на этот год — громадье. Общий объем гарантийной поддержки в 2016‑м увеличится до 65 млрд руб. Уставной капитал Корпорации «МСП» будет увеличен на 30 млрд руб. (до 80 млрд) посредством взноса в него 100% акций корпорации «МСП Банк». Корпорация совместно с Минэкономразвития и Банком России разработала программу стимулирования кредитования МСП, которая получила название «Шесть с половиной». Банки, участвующие в программе, могут получить кредиты в Банке России по сниженной ставке рефинансирования, равной 6,5% годовых. В рамках программы субъекты МСП смогут получать кредит по льготной ставке (для субъектов малого бизнеса — на уровне 11% годовых, для среднего — 10%) на инвестиционные цели, а также на пополнение оборотных средств. Общий объем поручительств по этой программе составит 20 млрд руб.

Кроме того, государство осуществляет меры, направленные на стимулирование спроса на продукцию и услуги МСП. Был определен перечень организаций с государственным участием, обязанных закупать такую продукцию. В конце июля будет запущена пилотная версия проекта «Маркетинговый навигатор», который позволит малым предпринимателям с помощью интерактивной карты выбирать наиболее востребованный вид бизнеса, точечно подбирать под него наиболее экономически выгодную локацию и скачивать соответствующий упрощенный бизнес-план (в пилотной версии будет 74 города). Планируется создание Единого реестра субъектов МСП. Его будет вести ФНС РФ, что позволит снизить издержки бизнеса по получению статуса субъекта МСП: этот статус будет предоставляться автоматически на основе данных налоговой отчетности.

Все эти меры — по отдельности очень правильные; как говорится, тут ни к чему не подкопаешься. Но они разрознены, и заранее можно предсказать, что не окажут значительного влияния на долю МСП в обороте и структуре занятости.

Казалось бы, увязать все воедино должна была Стратегия развития малого и среднего предпринимательства до 2030 года, которую очень долго обсуждали и согласовывали в различных ведомствах — и вот наконец-то утвердили в самом начале июня.

Но что мы видим в этом документе? Подготовлен он довольно небрежно, о чем экспертное сообщество неоднократно, еще до утверждения, высказывалось в рабочей группе при Минэкономразвития РФ. Стратегические цели заведомо недостижимы, бóльшая часть КПЭ просто не коррелирует ни с ними, ни друг с другом. Так, стратегический ориентир по увеличению доли МСП в ВВП в два раза (с 20 до 40%) попросту недостижим, исходя из цифр, фигурирующих в самом же документе. В стратегии говорится, что необходимо мобилизовать инвестиционный ресурс и добиться прироста доли МСП в ВВП более чем на 1% ежегодно. Но для этого малые и средние предприятия должны ежегодно осуществлять дополнительно прямых инвестиций как минимум на 700 млрд рублей. А мероприятий, которые позволят этого добиться, в стратегии нет. При этом такой рост в краткосрочной перспективе в ситуации, когда финансовое состояние МСП ухудшается, динамика кредитов — негативная, невозможен без сильных, комплексных решений. Невозможность удвоения доли МСП в ВВП явно просматривается и в установленных целевых индикаторах стратегии. КПЭ по доле МСП в ВВП вообще нет, вместо него представлена цель по росту оборота субъектов МСП в 2,5 раза. 1,5 рубля дополнительного оборота МСП действительно приносят дополнительный рубль ВВП, но, согласно прогнозам Минэкономразвития, вся экономика будет расти до 2030 года темпами в несколько процентов в год. Тем самым даже при росте оборота МСП в 2,5 раза доля МСП в ВВП вырастет максимум до 32–33%, а не до целевых сорока.

Бросается в глаза и некорректность ориентиров, призванных обеспечить конкурентоспособность российского МСП на мировом уровне. Минэкономразвития оценивает нынешнее отставание России в производительности труда на малых и средних предприятиях от развитых экономик как двукратное. Такая оценка довольно сомнительна; правильнее говорить об отставании в 5–6 раз, говорят многие независимые эксперты. Но стратегия исходит из того, что производительность труда нужно к 2030 году всего лишь удвоить. А ведь малый и средний бизнес за рубежом тоже не будет все эти годы топтаться на месте. Так что уже на уровне стратегии развития МСП до 2030 года заложено существенное отставание по производительности труда от развитых стран.

Кроме того, в целевых индикаторах стратегии можно отметить очень много небрежных расчетов, которые не в ладах с математикой. К примеру, согласно целевым ориентирам, занятость на малых и средних предприятиях к 2030 году вырастет в 1,4 раза, производительность труда — в 2 раза, а выручка — всего в 2,5. Притом что выручка, как известно, есть произведение занятости на производительность.

У созданной год назад Корпорации «МСП» в связи со стратегией появляется лишь несколько ориентиров, качество КПЭ по которым оставляет желать лучшего: целевым значением выступает не динамика МСП, а выполнение мероприятий с расплывчатыми формулировками. Все повторяется: новый институт развития МСП, как и его предшественники, во многом нацелен на процесс, а не на результат. Ближайшие КПЭ при этом отнесены лишь к 2018 году, когда, вероятно, в корпорацию после изменения состава правительства придет новая команда, которая заявит, что не готова отвечать за то, каких результатов достигли ее предшественники.

Тем не менее стоит признать, что само утверждение стратегии — это огромный шаг вперед. По крайней мере мы все наконец-то понимаем, каким видят развитие сектора на высшем уровне. Документ явно потребует пересмотра, устранения «ляпов», более глубокой проработки в части создания возможностей для инвестирования сектором МСП в отраслевых и региональных разрезах. Необходима взаимоувязка комплекса мер поддержки МСП с мерами отраслевых стратегий и стратегий социально-экономического развития регионов. Безусловно, потребуется и изменение в подходе к работе Корпорации «МСП». Она должна стать полноценным проектным офисом с четкими КПЭ на каждый год по привлечению инвестиций в сектор. Она должна сопровождать реализацию реальных проектов под организованным контролем со стороны общества. Для этого необходимо расширить перечень полномочий, нацелить деятельность на инициацию и сопровождение реализации конкретных проектов в стратегически важных и инвестиционно привлекательных секторах экономики, которые в итоге приведут к серьезному росту инвестиций и, как следствие, доли МСП в ВВП. По каждому проекту должны выкладываться в публичный доступ ежегодные цели, планируемые результаты, фамилии ответственных, санкции за невыполнение, контакты контролирующих органов для обращения граждан и экспертного сообщества.

Идея проектного подхода, продекларированная в стратегии, безусловно, не нова. Так чего мы ждем? Давайте дерзать, подбирать профессиональную команду, устанавливать адекватные КПЭ, санкции за недостижение результатов. Ведь если каждый день делать то же, что и в предыдущий, странно ожидать получения какого-то нового результата.

Дата: 10.06.2016
Эксперты: Никитченко Алексей Анатольевич
Источник: Бизнес Журнал