Бизнесу необходимы цель и стратегия. Часть вторая.

Мы продолжаем беседу с Анной и Алексеем Никитченко о том, что необходимо для развития малого и среднего бизнеса в России.

- Итак, беда малого и среднего бизнеса в нашей стране, по Вашему мнению, в отсутствии правильных стратегических задач.
- Алексей: Наше видение – малому и среднему бизнесу в России надо ставить стратегическую задачу по созданию возможностей, привлечению инвестиций. И создавать условия именно для привлечения инвестиций.
Но привлечь инвестиции во все сектора невозможно. Проводя исследования в различных отраслевых разрезах как в рамках ретроспективы, так и делая прогноз на перспективу, выявляется, где у нас бизнес растёт и где есть потенциал. И, конечно, в текущей экономической ситуации таких секторов немного. Но они есть.
В начале 2000-х растущих секторов было намного больше. У нас многие привыкли говорить: «не мешайте нам, и всё само собой вырастет». Конечно, бизнес будет расти, если мешать будут меньше, но уже не так, как в 2000-х. Сейчас другая внешняя среда, и, если нужен опережающий рост, то недостаточно того, чтобы государство просто не мешало.
- Анна: Сейчас нет тех факторов, которые обеспечивали рост бизнеса в 90-е и в 2000-е годы. И это прекрасно, когда государство, разумно подходя к делу, помогает. И главное, по-моему, в разумном подходе – это правильно поставить цель, которая была бы абсолютно понятна бизнесу, и выделить те отрасли, которые необходимо целенаправленно развивать. И в данном случае речь должна идти о тех отраслях, которые состоят в основном из малого и среднего бизнеса, например, о туризме.

- Это понятно. Но вот целый ряд известных экспертов с завидной регулярностью называют еще одно необходимое условие: не менять постоянно правила игры. А их, увы, меняют всё время. Попробуют увеличить страховые взносы – получается ужасно. Тогда пробуют заменить индивидуальных предпринимателей другими формами регистрации предпринимательской деятельности. Если и эта инициатива выйдет боком, уверен, придумают что-нибудь ещё.
- Анна: Я с вами полностью согласна, но, когда будет ясная и понятная цель, к которой мы стремимся, все эти трудности будут вполне преодолимы. Когда предприниматели знают, чего они могут достичь, видят действительно привлекательные возможности, не так важно становится, что налоги изменились на несколько пунктов.
- Алексей: Мы тоже видим, как отдельные предприниматели и общественные предпринимательские организации возмущаются тем, что постоянно нарушаются правила игры. Причём сегодня, скажу честно, противно смотреть, как на это реагируют не чиновники, а именно предпринимательское сообщество. И негативные эмоции вызывает, прежде всего, то, что все барахтаются в таком мелководье повседневности, бытовухи. Такое впечатление, что муж с женой спорят на тему: ты помыл кастрюлю или не помыл.
- Анна: Это тот случай, когда семье тесно, но спор идёт не о том, как поменять квартиру на большую, лучшую, а о том, как переставить мебель. И, на наш взгляд, проблема в стратегическом подходе государства. И мы испытываем разочарование от той стратегии, которую видим сегодня. На заседании Госсовета Владимир Путин очень правильно, на мой взгляд, поставил вопрос, выявил приоритеты. И мы ожидали, что, как в Советском Союзе или других успешно развивающихся странах будут поставлены великие цели. Но сейчас всё выливается не в стратегическое планирование, а в какие-то частные задачи.

- Если говорить о стратегиях, то была разработана Стратегия-2020.
- Анна: Она не была принята. Документ был подготовлен, в нем было много интересных мыслей, но, на наш взгляд, проблема Стратегии-2020 заключалась в том, что единого образа России в 2020-м году сформировано не было.
Там были выделены отрасли, и по каждой из них были поставлены задачи. Но когда выделяется очень много приоритетов, по всем отраслям и сферам экономики, общей картины не получается.

- Я беседовал с одним из экспертов, работавших над Стратегией-2020. На её авторов очень сильное давление оказывали профильные ведомства.
- Алексей: Надо было бороться по каждому принципиальному вопросу.
- Анна: Когда мы занимаемся составлением программ на региональном уровне, мы тоже боремся с чиновниками – это неотъемлемая часть работы. К этому надо быть готовым. И необходимо всё согласовывать, выделяя самые главные цели.
Стратегия-2020 так и не была принята, но сейчас ведь уже разрабатывается Стратегия-2030. И, насколько мы понимаем, главный посыл этой стратегии – формулирование того образа будущего, к которому мы стремимся, выстраивание приоритетов.
Когда образ будущего будет окончательно сформирован, тогда в эту новую стратегию логически впишутся и материалы Стратегии-2020, которые во многом не потеряли свою актуальность.
- Алексей: Если говорить по-простому, то разработчикам Стратегии-2020, а сейчас точно также разработчикам Стратегии МСП2030, на мой взгляд, в какой-то мере не хватает управленческой компетентности. Они отличные экономисты, специалисты по вопросам различных сфер, но они не могут установить правильные КПЭ, сформулировать конечную цель. А когда есть общая цель, тогда и проблемы тех же согласований значительно упрощаются и решаются. В Стратегии-2020 такой цели не было сформулировано. В стратегии МСП 2030 сильной цели тоже нет: сначала она была заявлена, но затем её размыли.

- Со Стратегией-2020, судя по всему, произошло это же: были и общая идея, и цель, но в процессе согласований они оказались размыты.
- Алексей: Скажем прямо: когда люди профессионально занимаются разработкой стратегий, они никогда не допускают размытие цели. Делается это по одной простой причине: если вы размыли цель, считайте, что стратегии нет. Что такое стратегия? Это план – как мы перейдём из точки А в точку Б. А если точка Б отсутствует, то вы никуда не придёте – это очевидно.
- Но, понимаете, вывод из ваших рассуждений прост: нам необходим некий крупный экономический стратег, который может выстроить упомянутую вами программу: с идеей, с целью, с чётким выделением наиболее перспективных направлений. Более того, у него должен быть политический вес, не позволяющий отраслевым чиновникам своими требованиями цель и идею стратегии размыть.
- Анна: Правильно, но у нас получается, что разнообразные специалисты составляют некий набор мнений.
- Алексей: Это и есть отсутствие управленческой компетентности.
- Анна: А необходима компетентность на стратегическом уровне.
- Анна: На наш взгляд, действительно, необходим очень сильный стратег, который может превратить подготовленный документ из сборника полезных советов в описание целевого стратегического решения. И в России, есть руководители и консультанты, которые могут это сделать.
- Алексей: Сейчас, я считаю, таким стратегом, например, мог бы быть – вице-премьер по Дальнему Востоку Юрий Петрович Трутнев. На Дальнем Востоке мы видим пример, по крайней мере на данном этапе, очень правильной организации работы в этом направлении.
И, на самом деле, подход несложный: мы же понимаем текущую ситуацию, в которой находимся (условно говоря, точку А), нам нужно чётко сфокусировать понятие точки Б.
Понимаете, есть пирамида Маслоу, касающаяся людей: мы сначала хотим есть, а потом удовлетворяем другие потребности. Вот и для экономики, условно говоря, есть такая же пирамида.
Если мы хотим развить экономику, то на первом этапе надо, прежде всего, привлекать инвестиции: без инвестирования ничего не будет. И стратегическая цель очень проста: если мы берём стратегию России, то наша цель проста – привлечь триллион долларов частных инвестиций до 2030 года (или до 20 – 25-го). Дальше, когда у вас есть такая простая и понятная цель, вы можете очень четко определить: в какие отрасли, в какие регионы их нужно привлекать, какие должны быть инвесторы и так далее. Это не очень сложно делается. Причём тот, кто разрабатывает стратегию для всей России, должен, на наш взгляд, как разработать её детально, так и сразу же заниматься и отвечать за поиск инвесторов.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин.
Дата: 06.10.2015 г.